Жан Кальвин

Содержание
Жан Кальвин
Жан Кальвин. Жизнь и деятельность
Протестантизм – движение в оппозицию гуманизму
Пересмотр авторитета античной культуры
«Обмирщением» Библии. Борьба теологии с эти явлением
«Религиозный нейтрализм». Критика его позиции деятелями реформации
Выводы
Сноски
Список используемой литературы
Все страницы

Вместо введения в данную работу я хочу привести один исторический документ – «История жизни и смерти покойного Жана Кальвина, верного служителя Иисуса Христа» [1], автором которого является приемник Жана Кальвина в Женеве Теодор де Без… Итак:

 

Теодор де Без


История жизни и смерти покойного Жана Кальвина, верного служителя Иисуса Христа.

«Излагая историю жизни и смерти Ж. Кальвина, я преследую своей целью заставить замолчать тех, кто распространяет среди простого народа злобные шум и клевету о нем. Поистине сочинения и репутация Кальвина говорят сами за себя и внушают страх тем, кто клевещет на него. Все увидят в нашей книге, что жизнь Кальвина свидетельствует о том, что это была личность, которую Бог создал и предназначил для служения церкви.

Он появился на свет в Нуайоне, древнем и знаменитом городе Пикардии. У него было четыре брата: Шарль - старший, который умер в зрелом возрасте после смерти отца, Антуан - младший, который жив и по сей день, и всегда сопровождал Кальвина в течение 28-лет, два других брата Антуан и Франсуа умерли в раннем детстве. Он был назван Жаном по имени каноника, его крестившего, Жана Ватена. Говоря о крещении,  следует отделить то,  что было от обычной традиции, оттого, что  является по велению Бога нашего Иисуса Христа,  который сказал: "Я не признаю поста, но поддерживаю крещение".

Его отца  звали  Жераром,  он  родился  недалеко  от  Нуайона в местечке Пом Эвек.  Его мать звали Жанной Ле Дранс. Дом Кальвина бил уважаемым,  но среднего достатка. Отец как человек очень способный и рассудительный был желанным в домах сеньоров,  он служил  апостолическим нотариусом,  секретарем  епископского совета;  его жена была очень набожной католичкой. С детства Жан Кальвин находился среди детей дома Момора (семья Момор была близка с епископом района),  0тец Кальвина добился,  чтобы сын получал уроки вместе с детьми Момора. С ними же он отправился в Париж.  Он прибыл в Париж в августе 1523г. он остановился у своего дяди Ришара Кальвина, слесаря по профессии.

В Париже  среди наставников молодежи в коллеже Ла Марш,  куда начале поступил Кальвин,  был М. Матурен Кордье, как сторонник Реформации он руководил некоторое время коллежем в Женеве,  человек очень простодушный и мечтательный,  который отдал свою жизнь воспитанию обучению детей как в Париже, так и в Невере, Бордо, Невшателе, Женеве и Лозанне. Он умер в Женеве в 1564г. в возрасте 85 лет.

Затем Кальвин обучался в коллеже Монтегю,  где классным наставником был испанец, доктор медицины. Уже в эти годы проявились редкие способности Кальвина: более других предметов он любил философию. Что касается его нрава,  то он был сознательным, не подверженным порою и  преданным служению Богу,  так как его сердце целиком было отдано теологии.  Его отец использовал это обстоятельство:  ему удалось добиться  церковного бенефиция для сына в кафедральной церкви в Нуайоне.  Кальвину в это время было 12 лет. В 18 лет Кальвин был назначен кюре Мортевиля (Он отказался от своего церковного бенефиция только 1534г.) [2].

После коллежа  отец отправил Кальвина изучать законы,  ибо считал,  что это лучшее средство для достижения богатства и  чести.  В юношеские  годы Кальвин оказался под влиянием своего родственника и друга М. Пьера Робера Оливетена,  переводчика Библии  на французский язык и сторонника чистой религии. Влияние Оливетена явилось одной из причин того,  что Кальвин согласился последовать совету отца -  изучать право и отправиться в Орлеан, туда, где читал ученейший муж Пьер де Л'Этуаль, ставший затем президентом Парижского парламента.

Однако из занятий в Орлеане Кальвин извлек немного пользы,  ибо чаще был учителем,  чем учеником.  Ему даже было предложено заменять доктора,  но  он  всякий раз отказывался от этого предложения.  В то время его привлекал Буржский университет,  имевший также хорошую репутацию из-за преподавания  в  нем знаменитого  правоведа Андреа Альсиа.  Однако он не позволил себе прервать занятия в Орлеане и отдавался им с прежним рвением.  Люди верующие, знавшие его в Орлеане, говорили,  что он часто занимался до полуночи и при этом очень  мало внимания уделял обеду и ужину. Просыпаясь утром и находясь некоторое время в постели,  он вспоминал и обдумывал все то,  что изучал вечером.  Не  было сомнения в том,  что бессонные ночи подорвут его здоровье.  Он использовал ночные часы для своих главных занятий.  Я думаю,  что в эти часы он придавался глубоким раздумьям над Священным Писанием. Среди тех, кого Кальвин охотно посещал, был добрейший человек,  профессор  греческой  словесности,  немец Мельхиор Вольмар.  Я охотно вспоминаю его,  т. к.  он был и моим верным наставником в годы юности, за него я благодарю Бога всю мою жизнь. Этот добрый человек, видя,  что Кальвин делает ошибки в греческом,  помог ему в  изучении языка:  он посвятил ему свои комментарии на второе послание апостола Павла Коринфянам,  побуждая его изучить сочинение своего мэтра. В то время  Кальвин  проповедовал в городке Линьер-Берри и был вхож в дом местного сеньора.  М. Вольмар давал высокую оценку проповедям Кальвина.  По его мнению,  Кальвин проповедовал лучше, чем местные монахи, он отправлялся на служение с охотой, потому что по своей природе был более педантичным и обладал большими знаниями. Монахи жалко подражали ему, чтобы приобрести себе репутацию и сохранить жалование.

Во время  пребывания  Кальвина в Бурке пришло известие о смерти его отца.  Это послужило причиной того,  что он оставил свои занятия правом и вернулся в Нуайон, а оттуда отправился в Париж.

Находясь в Париже,  он составил Комментарии на книгу Сенеки  "С добродетели великодушия". Он стремился уже этой книгой пробудить интерес Франциска - I;  книга была напечатана на собственные  средства Кальвина.  Кальвину было тогда 24 года,  но,  несмотря на свою молодость,  ему было знакомо чувство почтения.  Среди других, с которыми он вел знакомство в Париже,  он часто вспоминал богатого торговца по имени Этьен де Ла Форж,  который со временем был сожжен за почитание Евангелия. Кальвин сделал помету о нем в четвертой главе своей книги против либертин:  "Память о нем должна храниться между верующими как о святом мученике триста". Кальвин говорил об этом человеке всегда а большим уважением,  добродушием и без притворства, ибо это был честный торговец и истинно верующий человек".

В Париже Кальвин решил посвятить себя целиком служению Богу. Он прибыл в Париж в тот момент,  когда в городе говорили о выступлении ректора университета Никола Кала.  Свою речь,  произнесенную,  как обычно,  в преддверии праздника всех святых, он посвятил религиозным делам.  Сорбонна и Парламент осудили его выступление.  Было  принято решение заключить его в тюрьму, но Никола Кал успел скрыться в Базеле на родине своего отца Гийома, королевского медика, человека очень знаменитого.  Из-за близости с Никола Калом Кальвин также был вынужден уехать из Парижа, когда бальи Марен вошел в его комнату в коллеже Форте для того,  чтобы препроводить его в тюрьму,  то жилище был .пустым.  Не найдя Кальвина,  бальи забрал все то,  что мог унести из его книг и бумаг: среди оставленного было несколько писем от друзей из Орлеана и других городов, которые однако никак не могли запятнать осуждаемого. Богу было угодно защитить его.

Из Парижа Кальвин направился в Сентонж. Там он находился в доме богатого молодого Человека, это был Луи де Тилле, каноник из Аргулема. Молодой человек предоставил Кальвину кров, а тот составил ему несколько проповедей, которые были распространены кюре разных кварталах гороха.

Во время  своего пребывания в Сентонже Кальвин совершилпутешествие в Нерак, чтобы повидать доброго человека Жака Фабера д'Этапля, который был очень стар и являлся наставником детей короля Франциска I (будучи преследуемым Сорбонной, он нашел убежище на этой земле). Добросердечный старик был очень рад увидеть Кальвина.

Спустя некоторое время из Сентонжа Кальвин перебрался в Париж, где не показывался слишком часто на людях. Так случилось, что с этого времени начал распространять свои еретические идеи Мигель Сервет. Кальвин желал побеседовать с ним с тем, чтобы образумить и убедить его божьим словом. Хотя для Кальвина это  было обязано с риском, они договорились о встрече в доме на улице святого Антуана. Сервет не явился в назначенный час, заставив Кальвина напрасно прождать.

Видя тяжелое положение религии во Французском королевстве, Кальвин решил оставить Париж, чтобы жить мирно и в согласии со своей совестью. Он уехал из Франции в 1534 г. С ним вместе был молодой человек из Сентонжа, у которого он останавливался по приезде в эту провинцию. Но перед тем, как уехать из Франции, будучи в Орлеане, он написал книгу о покое души, в которой опроверг распространенное заблуждение о том, что души после смерти тела пребывают во сне до дня последнего приговора. Эта книга свидетельствовала о том, что Кальвин работал над Священным Писанием.

Отправившись ив Франции,  он и его спутник взяли путь из  Лотарингии в Базель.  Это путешествие было расстроено из-за подлости одного из слуг, которые сопровождали путников. В местечке Дам близ Меца этот  слуга украл кошелек и увел одну из лошадей.  Таким образок путники оказались в затруднительном положении.  Однако второй слуга, имевший свои 10 экю,  помог им добраться до Страсбурга и оттуда они, запасаясь деньгами,  отправившись в Базель. Там впервые Кальвин опубликовал свое "Наставление в христианской вере" как апологию, адресовав ее королю Франциску I.  Автор имел своей целью разъяснить  свое представление  о  христианском вероучении  с тем,  чтобы уберечь от преследований своих единомышленников,  которых без  разбора,  именуя анабаптистами, подвергали гонениям.

Из Базеля Кальвин со своим спутником прибыл в Италию и жил некоторое  время в Ферраре.  Там он увидел герцогиню Феррарскую (Рене Французскую,  дочь Лодовика XII и кузину Маргариты Наваррской). Преследуемые  протестанты позже  будут  находить убежище в ее замке Монтаржи, она с глубоким уважением отнеслась к нему [3].

Из Италии он снова вернулся в Базель.  Во время своего пребывания в Базеле и Страсбурге Кальвин отдается изучению древнееврейского языка,  которое  облегчает  ему понимание Священного Писания,  о чём свидетельствуют его книги.

Из Базеля он вернулся во Францию, но отдав распоряжение по своим делам,  возвращается в Базель, взяв с собой брата Антуана. Однако из-за войны дорога в Базель была закрыта,  и Кальвин вынужден был остановиться в Женеве,  где спустя некоторое время начал свои проповеди Гийом Фарель и Пьер Вире.  Там в Женеве в 1536г.  в начале сентября Кальвин был избран пастором.  Будучи пастором и  доктором Женевской  церкви,  благодаря  законным выборам,  он составил кратких сборник проповедей для того, чтобы внести новый порядок в церкви. Он написал также катехизис,  не тот, который мы имеем сегодня и который составлен из вопросов и ответов,  а другой, содержащий краткое изложение основных положений религии.  Он и его единомышленники выражали презрение к таинствам и новое отношение к причащению они требовали, чтобы магистраты веяли на себя заботу о причащении народа.  Это было признано добрым делом и принято городским советом,  и  народ  должен был повиноваться  этому.  Все  эти начинания вызывали недовольство у тех,  кто не желал изменений в положении государства и церкви. Среди противников был доктор из Парижа Пьер Народи. Он считал, что магистрат не может быть облачен подобными полномочиями,  что  эти функции принадлежат церкви.  П. Кароли обвинил Кальвина в проповеди арианства ("О несправедливости, которую позволил себе Кальвин, оскорбив Господа Иисуса триста отрицанием его божественности" - так называлась одна из глав его работы.) Против П. Кароли выступили Гийом Фарель и Пьер Вире.  Но эта история слишком длинная для того, чтобы пересказать ее всю.  И потому я позволю себе обратиться к двум синодам в Лозанне и в Берлине.  Что можно было узнать о них? Пастор одной церкви был обвинен в прелюбодеянии и, уличенный в грехе, отправился к кардиналу де  Турнону за тем,  чтобы с его помощью добиться от. папы отпущения грехов. Так нередко переходили от папства к Евангелию, от Евангелия к папству. Кальвин стремился положить этому конец, наделяя магистрат некоторыми полномочиями церкви.

В 1537г.  Кальвин опубликовал два послания, которые он напирал, будучи в Италии,  своим друзьям во Францию. Одно было посвящено разрыву с  суеверием и защите чистоты христианской религии,  другое -долгу христианина держать или отказаться от бенефициев папской церкви.

Между тем,  в городе имели место возмущения одних и других, которые  поражали одной странной чертой.  Те,  кто преследовал евангелистов,  выступали перед всем городом. Между тем Кальвин, видя широкий  поток преследуемых  за веру эмигрантов из Франции,  противился этим выступлениям.  Делая освободить город от  тех,  кто  преследует евангелистов, он приказал, чтобы большая часть городского совета покинула город в три дня,  чтобы она не могла отправлять таинство причащения  там,  где происходят волнения.  Кальвин и Фарель объявили день Пасхи,  что они не будут совершать в  городе  причащение  из-за беспорядков.  Городской совет потребовал у Кальвина оставить город и тот ответил,  что служит людям и не требует вознаграждения, ибо следует доброму примеру святого Павла.

После случившегося,  к большому сожалению всех  добрых  людей, Кальвин  отправился в Базель.  Затем был приглашен в Страсбург,  где собрались известные Мартин Буцер,  Капито и другие,  принесшие славу божественной церкви,  и где он наставлял влиятельных сеньоров и наместников, утверждая там также церковную дисциплину. Одновременно он читал с большим удовлетворением теологию и имел от этого хороший доход. После отъезда Кальвина из Женевы в день всех святых,  как было заведено,  совершалось причащение хлебом, но некоторые стали подвергать сомнению этот обряд. Это послужило предлогом даже для отказа от причащения, кто-то      покинул город. Между тем, Кальвин, сам отказавшийся от этого обряда как не соответствующего разуму,  осуждал эту неосторожность этих добрых людей,  которые отказались принять причащение,  рискуя  вызвать скандал.  Будучи пастором в церкви в течение 23-х лет до своей кончины, он часто говорил, что лучше следовать тому, что является более простым в причащении:  вкушать хлеб,  чем пренебрегать им,  хотя не считал это главным, придавая большее значение» соблюдению других требований, в частности, искреннему покаянию.      Для того, чтобы разобраться в этой истории следует знать, что в 1539г.  кардинал Садоле написал синдикам,  совету и горожанам Женевы длинное послание,  задабривая их красивыми словами для  того,  чтобы отвлечь их от Христа, и подвергал хуле министров Бога, которые пытаются реформировать церковь.  Он задумал воспользоваться  отсутствием Кальвина,  ибо  провел год со дня изгнания его из Женевы.  Но спустя некоторое время разнеслась весть о возвращении  Кальвина в  Женеву, что свидетельствовав о силе дела Кальвина.  Истина восторжествовала над  ложью этого  лиса,  послание  которого  было  обнародовано   в Страсбурге  в  сентябре 1539г.  В это время Кальвин пересмотрел свое "Наставление" и переиздал его в августе 1539г.

Далее он начал писать о святом апостоле Павле,  посвящая свои комментарии на "Послание римлянам" Симону Гринею,  самому ученейшему из немцев и своему близкому другу.  Комментарии появляются в октябре 1539г.  Одновременно он пишет маленький трактат о Тайной Вечере  для того,  чтобы каждый мог решить для себя во что верить,  что искать и видеть в причащении и более не сомневаться в этом. Пять лет спустя в 1545г. этот трактат был переведен Никола де Галларом, министром церкви на латынь, для тех, кто не владел французским.

Это сочинение привело к вере большое число анабаптистов,  среди других был и аббат по имени Поль Вольс, которому Эразм посвятил своего  Христианского  воина и который отошел от анабаптизма и умер министром церкви Страсбурга.  В числе обращенных был некий Хан Стордер родом из Дьела.  который умер от чумы в Страсбурге. Спустя некоторое время Кальвин взял вдову умершего Жана Стордера Одолетт де Бюр, женщину добродетельную и строгого нрава (он это сделал по совету Буцера) и с ней жил счастливо,  пока Господь не призвал ее к себе.  Она умерла,  не  оставив  ему наследников,  их единственный сын умер при рождении; у О. де Бюр было несколько детей от первого брака, Кальвин стал им отцом.

В 1541г.  в Германии в Вормсе и Ратисбоне собирается  ассамблея по  делам  религии,  куда по желанию немецких теологов был приглашен Кальвин.  Среди других участников Кальвин Встретил там Филиппа Меланхтона и стал его другом.  Участие Кальвина в этом собрании было отмечено Ф. Меланхтоном и Гаспаром (фюрером пастором церкви в Виттенберге).  Там же  в  Вормсе в первьй день нового года Кальвин написал письмо о победе в честь Иисуса Христа.

Из Германии Кальвин возвратился  в  Женеву,  где был сердечно встречен бедным народом,  признавшим свою ошибку и жаждавшим слушать своего  пастора.  С отъездом Кальвина в Женеву вынуждены были примириться сеньоры ив Страсбурга, не желавшие его отпускать и оставившие  за ним статус горожанина Страсбурга. Они хотели также, чтобы он принял от них пребенду за деятельность в качестве профессора теологии. Но Кальвин был человеком далеким от корысти, они не смогли заставить его взять деньги.

Итак, Кальвин снова возвратился в Женеву в 1541г.  найдя там своего единомышленника М. Вире,  в чем проявилось милосердие  Бога в отношении народа Женевы.  Подобно тому,  как некогда древний народ, отвергший Моисея, подучил запоздавшее на сорок лет освобождение, народ Женевы находился  под тиранией дьявола и римского антихриста с того момента,  как отверг Кальвина и его единомышленников.  Господь позволил только три года быть недостроенным этому зданию церкви.

Кальвин никогда не щадил себя,  работая много больше,  чем мог, чем позволяло его здоровье. Он читал проповеди дважды в день, трижды в неделю преподавал теологию,  ежедневно присутствовал в консистории и составлял ремонстрации. Все пятницы были отданы изучению Священного Писания.  Он не отказывался от визитов  к больным и  от  других бесконечных дел,  составлявших обычную нагрузку министра.  Но, кроме этих дел, он имел большую заботу о верующих своих соотечественниках, наставляя их,  увещевая, советуя и утешая письмами тех, кого преследовали, вступаясь за них, заботясь и постоянно думая о них. Но и это не мешало ему писать добрые и очень полезные книги.

В 1543г. он написал книгу, в которой комментировал составленные Сорбонной статьи вероучения.  Для церкви Женевы он составил формуляр церковных молитв,  руководство к отправлению таинств бракосочетания, посещения больных и песнопения псалмов.  В 1544г. он написал трактат "О необходимости реформировать церковь" в форме просьбы к императору Карлу  V  и принцам империи собраться на сейм в Шпейере.  Поводом к этому послужило послание папы Павла III к германскому императору,  в котором папа выразил свое недовольство в связи с тем,  что Карл V, желая удержать Германию в мире в ходе войны с  французским королем, разрешил протестантам жить в его государстве и обещал не преследовать за веру.  И в качестве условия он приказал собрать  собор для разрешения  религиозных дел.  Кальвин написал "Аннотации на папское предостережение императору",  в которых указал на большое  старание папы внести неясность в понимание слова божьего и смятение среди людей,  презирая авторитет,  который Бог дал власти,  и разрешая  Риму быть  всегда Римом.  В тот же год он написал по-французски сочинение против анабаптистов и либертин.  Эти книги были переведены на латынь Никола де Гайяром.

В 1545г.  он написал о том,  как верующий должен вести себя  по отношению к папистам,  не прибегая к их суевериям.  К этому следует добавить его высказывания против никодемитов, а также оценку, данную им Ф. Меланхтону,  Мартину Буцеру и Пьеру Мартину, а также два послания,  написанные в 1546г. и комментарии к выступлениям министров цюрихской церкви,  сделанные в 1549г. Эта книга была высоко оценена во Франции,  особенно теми,  кто прежде пребывал во  власти  идолопоклонства.  Кальвин также перевел на латынь Катехизис с тем,  чтобы не знающие французского языка,  могли изучать его учение и обучать  ему своих детей.

В 1546г. Кальвин написал свои комментарии на два апостолических послания к коринфянам и в тоже время читал проповеди о пророке Исайе.  В том же году он закончил писать маленькую книжечку-предостережение, в которой указал на необходимость составить опись всех реликвий,  которые паписты используют во Франции, Италии, Германии, Испании и в других странах. В ней он раскрыл злоупотребления и идолопоклонство священников во всех храмах. Он не привел всего, но дал только несколько примеров таких,  которые нельзя отрицать и воспоминания о которых вызывает смех.  Кальвин считал, что войны,  которые ведёт Франция  (имеются  в виду Итальянские войны) могут стать поводом для разрыва с Римом.

В 1547г. увидела свет книга Кальвина "Противоядие против акта Тридентского собора",  в которой он трактует решения отцов церкви убеждает  верующих  в  простоте учения Священного Писания.  В это я время он пишет верующим Руана послание,  в котором предостерегает и от  опасности  предаться заблуждениям,  прислушиваясь к наставлениям монаха ордена кордельеров.

В 1548г. Кальвин составил "комментарии на послания святого Павла к Галатам,  Ефесянам,  Филиппянам и Колосеянам". Прокомментировав два послания  Тимофею и подготовил книгу,  в которой показал,  что истинное средство доброго христианского мира и реформы церкви заключается в слове Бога,  которое есть учение пророков и апостолов, а измышления о религии в угоду человеческой фантазии.  Более того,  он написал сочинение против астрологии для того, чтобы показать курьезность последней и неприличие ее восприятия для христиан.

Изучая книги, написанные Кальвином со дня его возвращения в Женеву до 1549г.,  я прихожу в восхищение от того,  как он мог, будучи министром,  совмещать все и так много написать.  Я позволю себе сказать,  что в эти годы часто болела его жена, и он  сам подвергало частым недугам.  В 1549г.  умерла жена Кальвина.  В письме к своему единомышленнику Вире он написал:  "Я потерял добрейшего  друга мех жизни,  который  никогда меня не покидал ни в ссылке,  ни в нищете который не захотел меня пережить.  Она предано помогла мне исполни мой долг.

В мае того же года Кальвин и Г. Фарель отправились в  Цюрих для того,  чтобы письменно  достичь  доброго согласия между министрами, пасторами и докторами церквей Цюриха,  Женевы и Невшателя о природе, добродетели,  смерти,  обычае и пользе таинств. Потому что, несмотря на то,  что Кальвин писал о евхаристии таким образом,  что ему никто не мог возразить, тем не менее дьявол оказал давление и вынудил слабых подчиниться даже в самой почитаемой церкви Цюриха.  Общее собрание должно было побудить к согласию все церкви Швейцарии. Это соглашение было обнародовано на латыни и на французском,  а затем и на других языках.

Помимо суждения Кальвина о евхаристии, которое должно было объединить  верующих,  важным пунктом соглашения было принятие учения о предопределении.  В начале 1552г. была напечатана книга "О предопределении и о Божественном провидении", в которой Кальвин изложил свое учение как нельзя лучше.

В марте 1553г., получив сведения о болезни Г. Фареля, он, несмотря на непогоду,  отправляется в путь,  чтобы увидеть друга.  Встреча была большим утешением для Г. Фареля.  Кальвин пробыл там несколько дней сожалея,  что его присутствие не может ничего изменить, не сможет предотвратить неминуемую смерть друга [4].

В это же время в Женеве появился Мигель Сервет, недоброй памяти испанец,  не  человек,  а скорее ужасный монстр,  пропитанный всеми древними и новыми ересями,  осуждающий крещение маленьких детей, богохульствующий против  Троицы и особенно против вечности сына Бога. Узнанный по прибытии,  он был схвачен магистрами 13 августа. Оставаясь непоколебимым в своем упрямстве,  он был живо побежден Кальвином в диспуте.  В результате Сервет был осужден на казнь через сожжение. Так закончилась  его несчастная жизнь и был положен конец его богохульству, которое он извергал ив своих уст и которое исходило из-под его  пера в течении более тридцати лет.  Нет нужды говорить об этом дальше,  ибо имеется хорошая книга,  которую Кальвин написал спустя некоторое время в 1554г.  В ней он показал,  что истинная вера эта вера в единство трех лиц в их божественной сущности и отверг заблуждения несчастного Сервета и,  кроме того, подтвердил, что магистре имеет власть украшать еретиков.

В то время как Кальвин боролся против ереси Сервета,  Женевской церкви угрожала опасность отвлечения верующих  от  исполнения  предписанных  правил.  Некоторые представители власти города,  используя свое влияние,  пытались взять на себя права консистории на отправление таинства евхаристии. Они считали возможным в присутствии министров отпускать грехи тому, кто был отлучен от церкви консисторией. Кальвин раскрыл эти козни.  Он потребовал присутствия на совете всей консистории. Более того, Кальвин и другие министры как в городе, так и  в  деревнях пожаловались в городской совет на тех,  кто позволяя себе подобные махинации.

В мае 15Б8г.  Кальвин начал свою проповедь с Послания Ефесянам. Что касается его работ, то он в начале года написал "Ответ на клевету некоего путаника".  Сочинение было адресовано,  хотя и без официального обращения, Себастьяну Кастельону, пытавшемуся запятнать учение о тайном божественном провидении.  На эту клевету я отвечу боли обстоятельно.  Этот Кастельон,  прикрываясь личиной  доброты,  чтобы обесславить  Кальвина.  Кальвин  же  не позволил себе говорить о нем лично и в своем труде касался только святого учения.  Кастельон за языки,  даже  имел  проворство в латыни и получил в Женеве школу для преподавания. Но от природы склонный любоваться собой, он долго пребывал в тщеславии и никак не мог добиться всеобщего признания, когда брался читать Комментарии и другие сочинения Кальвина для того, чтобы  в них разобраться.  Так он осудил одну из канонических книг Священного Писания Песнь Песней  Соломона.  Он  публично  нанес  тысячу оскорблений пасторам церкви, магистрат изобличил его в кознях и клевете, приказав ему покинуть город, если он не признает своей ошибки. Кастельон укрылся в Берне,  не предпринимая ничего до тех пор,  пока не начались дискуссии вокруг учения о предопределении. Под фальшивым именем Мартин Белли он опубликовал книгу,  на богохульство которой я тогда ответил.  Он написал еще трактат,  который озаглавил "Теология германцев".  Наконец, он обратился к Библии и перевел ее на латынь и на французский языке таким бесстыдством и невежеством,  что  трудно найти  таких,  которые могли бы читать это с удовольствием,  впрочем это всегда было типично для амбициозных людей, которых сегодня больше,  чем когда-либо.  Зная обо всех ошибках перевода Библии на французский язык,  сделанного Кастельоном, я привожу слова Кальвина, написанные им своему другу в 1542г: "Я Вам доставлю удовольствие и приведу прием,  используемый в переводе М. Себастьяном, который заставит Вас  не согласиться с ним и посмеяться.  Себастьян пришел однажды ко мне и спросил не нахожу ли я добрым его перевод Нового завета. Я ответил,  что он нуждается в исправлении во многих местах. Он спросил, почему.  Я ему показал на ошибки в двух или трех местах. Он ответил, что очень старался,  чтобы было понятно.  Я приведу несколько пассажей.  Там, где имело место "Разум Бога, который присутствует в нас", он  переводит  "который преследует неотступно".  Слово "преследовать неотступно" не соответствует смыслу.  Эта ошибка столь  опасна,  что способна обесчестить весь перевод.

В это же время Кастельон пишет свою работу "Совет доведенный до отчаяния Франции",  не указав при этом ни своего имени, ни места издания.  В этой работе он осуждает мятеж французских церквей, вызванный преследованиями,  и советует освободиться от установленных канонов веры, сообразуя последнюю со своим желанием и, таким образом допуская ереси и прочие ложные учения.  Я не соизволил ему ответить на этот добрый совет,  испытывая тяжесть от молчания.  Но вместо этого  я ответил на некоторые положения из тех,  которые он выделил, смешивая еретические заблуждения с веротерпимостью под предлогом зажиты церкви.  Этот мой ответ, обращенный к пасторам Базельской церкви, поел жид поводом к тому,  что Кастельон обратился через церковь,  а затем через сеньорию по мне.  Я предписал ответить ему на то,  в чем я обвиняю. И предлагал ему обратиться к моим работам.  Однако  смерть Кастельона освободила меня от дискуссии. Я знал, что мой ответ будет плохо оценен некоторыми подобно тому, как если бы я говорил, не считаясь с тем,  что усопшим нужен покой.  Но я перед Богом говорю, никогда не имел ненависти к живущему, никогда не имел с ним никаких дел.  Так возможно  ли мне  теперь,  когда он предстал перед судом Господа,  ненавидеть и преследовать мертвого. Однако каждый защищает свои творения и учеников, которых оставляет после себя.

В 1561г. герольдом французского короля было доставлено  послание синдикам и совету Женевы,  в котором указывалось на то,  что королю известно о том,  что волнения в его королевстве исходят от министров Женевы.  Король обращался к совету города, прося дать ответ. В своём ответе Кальвин указал,  что служит Богу, не щадя своих сил. Он отметил,  что знает причину смут в королевстве и что помешал бы им, если бы находился во Франции,  и что,  если королю угодно,  он может дать ответ на все вопросы и обвинения.  Этот рескрипт был отправлен королю.  Это не было безопасно для жизни Кальвина,  потому что известно, сколько  папистов  во  Франции желали  с ним разделаться:  Но он беспокоился за себя,  надеясь на Бога.  В тот же год Кальвином опубликованы  "Уроки  Даниила",  которые  он посвятил всем верующим Франции, желавшим установления церкви Христа. В приписке, которую сделал в конце работы,  можно сказать, он показал себя истинным пророком.  Потому что он имел большую уверенность в том,  что настоящая церковь  укрепится  во  Франции и свободно можно будет проповедовать чистое евангельское учение.  Это  было  высказано  Кальвином в ассамблеи в Пуасси. В конце своего повествования Кальвин предупредить французов,  указав: "Вам предстоит вынести сражение более жестокое и длительное,  чем вы думаете, так как бешенство злобствующих вышло за пределы."

В это время он опубликовал свою работу "Ответ некоему коварному посреднику,  который под  видом содействия  умиротворению пытается воспрепятствовать  распространению Евангелия во Франции. " Поводом к написанию "Ответа" послужили деяния некоего Франсуа Балдуена.  Этот Балдуен,  не  имея  возможности отправлять культ по месту своего жительства, изменил не только последнее, но и религию. В конце концов, не желая потерять совесть,  он примкнул к монахам. Однако оказалось, что и они совмещали монашество с мирскими нормами жизни, как им было удобно. Этот Человек, как и подобные ему, менял религию как домашние туфли,  и можно не сомневаться в том, что получив прощение от своего короля для того, чтобы войти в милость к Его Святейшеству и кардиналам,  сделается рабом,  совершая свое последнее несчастье. И этот человек,  бравший на себя смелость выступать против нас,  становится лучшим католиком мира.

С другой стороны,  следует присмотреться к тем,  кто находится как бы между двух огней и хвастается тем, что держит середину. Такой человек болтает о реформе римской церкви и мужественно говорит о некоторых заблуждениях.  Но не касаясь главного, такой человек думает, что говорит разумно, не для того, чтобы хвастаться. Для такого человека нужна книга Кальвина.  Кальвин замыслил своп книгу для  этих несчастных.  У Балдуена (он учился в Лувене и Париже,  посвятил себя профессии адвоката,  умер в 1573г.) это сочинение  Кальвина вызвало раздражение,  и с тех пор он не прекращал брызгать слюной против того,  кого некогда называл отцом и наставником, и все для того, чтобы утвердиться во всеобщем мнении Мятежником. Кальвин не отвечал на выпады Балдуена, поражая своего противника. Он вел себя с достоинством верующего,  сознавая,  что  клевета богохульника есть свидетельство добродетели того, кто подвергается поруганию. Что касается предосудительных  положений  учения,  то  одни они кажутся легковесными дерзкими, не заслуживавшими ответа, другим знакомыми, заимствованно ми и тысяча раз опровергнутыми.  Но так как этот апостат преследовал своих бывших наставников,  я взялся ему ответить во второй раз после Кальвина.

В тот год Кальвин в знакомой манере написал "Поздравление  приподобному мессиру Габриэлу де Саконею,  певчему церкви в Лионе" (Саконей был известен своими сочинениями против Реформации).  Эта книга долгое  время была известна как сочинение,  написанное от имени английского короля Генриха VIII против Лютера. Г. Саконей перепечатал её в Лионе,  снабдив своим предисловием. Я думаю, что он не был силен в языке,  потому, что Кальвин в своем "Поздравлении" льстил ему за муки творчества.
В 1562., услыхав о волнениях во Франции как о невероятном явлении,  Кальвин был глубоко огорчен за церкви и убийства верующих.  Он настойчиво просил,  чтобы были использованы все возможные меры, дав избежать крайнего насилия и восстановить спокойствие во  всем королевстве во имя Бога.  В своих проповедях он не забывал призывать молиться за церкви Франции.  По его совету,  синдики и сеньоры Женевы взывали к горожанам, чтобы каждый из них смирился и просил у Бога а своих верующих братьев во Франции.

В 15б3г.  Кальвин часто пребывал в плохом расположении.  Это  удивляло, ибо два-три года назад уже проявились признаки нездоровья. Он страдал от частых головных болей,  от расширения  сосудов  нижних конечностей, от несвариваемости желудка и подагры, находясь в состоянии постоянного недомогания.  Однако, несмотря на все  болезни,  сохранил живой ум,  ибо до последнего дня продолжал писать, проповедовать и заниматься другими делами.  С трудом превозмогая  себя,  он продолжал нести свою нагрузку до начала 1562г. 2 февраля он прочит свою последнюю проповедь по книге королей и в два часа пополудни дал свой последний урок в школе; в воскресенье 6 февраля состоялась его проповедь о гармонии трех евангелистов. После этого он никогда больше не поднимался на кафедру. 25 апреля он составил краткое завещание».

А так ли гладко прошла жизнь Жана Кальвина? Только ли в беззаветном служении богу был смысл его жизни? Этой цели и служит данная работа…

Анализ жизни и деятельности Жана Кальвина я предлагаю сделать через анализ роли его деятельности в складывании протестантизма, как движения в оппозиции гуманизма, его роль в пересмотре авторитета античной культуры, борьбе с «обмирщением Библии», «религиозным нейтрализмом»…



 
Баннер












Пополнить сотовый

Баннер



Конвертер величин

Что конвертируем:сколько:
соответствует:

Посетители

Сейчас 186 гостей онлайн