Антропогенез - Еще одна теория антропогенеза. Наяпитеки

Содержание
Антропогенез
Эволюция человека
Еще одна теория антропогенеза. Наяпитеки
Заключение
Литература
Все страницы

 

 

Еще одна теория антропогенеза. Наяпитеки

 

В 1985 г. появилась еще одна теория (Ибраев Л. И.): непосредственными предками людей были не волосатые, маломозглые и неуклюжие выходцы из леса, как предполагал Ч. Дарвин, а голые большеголовые и двуногие прибрежные обезьяны. Название их (по имени древнегреческих речных нимф - наяд) наяпитеки (Pithecus naias). Они обитали в неогене по берегам рек, ручьев, озер и других пресноводных водоемов в полусаванной предгорной местности. Питались ловлей и собиранием моллюсков, раков, лягушек, черепах, грызунов, птичьих яиц, прибрежных ягод, фруктов и других плодов, корений и насекомых и использовали для ловли и вскрытия раковин и панцирей расколотую гальку, палки и кости. Прежнее древесное существование, развившее у них гибкие и цепкие пятипалые лапы, цветное бинокулярное зрение, исключительную пространственную координацию движений, увеличенную затылочную зрительную и теменную кинестетическую кору головного мозга, стало быть, сообразительность, - хорошо подготовило их к такому способу прибрежной жизни, которую не ведет ни одно другое животное.

Доказательством нарисованной картины антропогенеза служат ее следствия, дающие объяснение морфофизиологических особенностей человека, разрешение множества противоречий современных концепций его происхождения и предсказания новых направлений и географии поиска древних гоминоидов и гоминид.

Вода и занятость передних лап воспрепятствовали наяпитекам опуститься на четвереньки и обусловили развитие прямохождения. Дно мелководий, часто мягкое, потребовало больших плоских ступней. Полуводное существование под палящим тропическим солящем, от которого уже не защищал лес, и переохлаждение от мокрой шерсти в тени привели к утрате наяпитеками шерстяного покрова. На темени же, реже окунаемом в воду и особенно страдающем от солнца, волосы, наоборот, выросли.

Ныряние развило способность к рефлекторному, хотя и не столь сильному, как у китовых, замедлению сердцебиения при погружении в воду, произвольному управлению дыханием и даже в некоторой мере к бескислородному (анаэробному) окислению углеводов с выделением в кровь молочной кислоты.

Близкое объяснение перехода антропоидов к прямохождению, брадикардии и обесшерстению предложил в 1960 году английский биолог А.Харди (A.Hardy), предположивший, что предками людей были приморские обезьяны, обитавшие на песчаных берегах лагун. Как видим, его догадка о гидрогенности многих особенностей человеческого организма весьма основательна. Однако маринологическая увлеченность привела океанолога к идее приморского поселения человеческих предков и к чрезмерному уподоблению их морским млекопитающим. В итоге эта гипотеза не нашла признания в науке, потому что уводила от известных палеоантропологии материальных следов антропогенеза и осталась без онтологических доказательств. Амфибиозные обезьяны А.Харди превратились в фантастические и неуловимые призраки.

В тропиках морские побережья и лиманы всюду, где есть влага, зарастают непроходимыми мангровыми лесами со сплошным частоколом ходульных и воздушных корней. Притом мангры уходят от берега далеко в море, покрывая всю полосу приливов (литораль), и не оставили бы обезьянам иного выхода, кроме как либо уйти в море, либо влезть на деревья. Свободные песчаные или скалистые берега в тропиках есть там, где нет пресной воды или чересчур сильны прибои, но тогда каким образом обезьяны могли бы здесь утолить жажду, частую и сильную на экваториальном солнцепеке? И чем бы они кормились здесь в штормовую погоду, которая может длиться днями, неделями и даже месяцами? Как видим, на взморье обезьяны не смогли бы выжить. Предками людей были обезьяны не приморские, а приречные и приозерные, хотя временами они могли заходить промышлять и на взморье.

Наяпитековое происхождение человека объясняет и другие особенности его исходной этологии и морфологии.
Необходимость расщеплять раковины и панцири и наличие, как говорится, под рукой обкатанных водой камней (гальки) естественно привели береговых обезьян к использованию этих камней в качестве орудий для добывания пищи. Отсюда гибкие, ловкие пальцы, руки и глазомер человеческих предков, намного превосходящих в этом остальных обезьян (даже шимпанзе не способны ни разбить, ни сколько-нибудь далеко и метко бросить камень). Сначала орудиями служили просто подобранные камни, палки и кости, затем наяпитеки перешли к отбору более удобных, заостренных предметов и, наконец, стали изготавливать орудия сами.

Оголение кожи у наяпитеков сопровождалось развитием слоя подкожного жира, хотя и не столь толстого, как у свиней, бегемотов, носорогов и других полуводных млекопитающих, обитающих в жарком климате. Кроме того, увеличилось количество потовых желез (до двух-пяти миллионов), что также спасало наяпитеков от перегрева. Под воздействием солнечных лучей произошло потемнение их кожи - загар, вызываемый усиленным образованием особого пигмента - меланина. Это предохраняло от перегрева кровеносные сосуды, лежащие глубже под кожей. Необходимость защиты ноздрей от солнечной радиации и встречного тока воды при нырянии привела к выпяченности и выгнутости носа вниз.

Нырянием можно объяснить часто встречающуюся врожденную предрасположенность людей к близорукости, хотя она, конечно, отличается от постоянной миопии рыб и других обитателей водной среды. Разумеется, наяпитеки проводили под водой не столь много времени, и адаптивное изменение глаз у них не могло быть значительным; но почему же все-таки люди - единственное, казалось бы, чисто наземное и нуждающееся в далеком зрении существо, у которого столь часта предрасположенность к близорукости, притом не только вследствие неблагоприятных условий зрения, что было бы естественно, но и врожденной, унаследованной? У всех человеческих новорожденных преломляющая сила глаза без малого в полтора раза больше, чем у взрослых с нормальным зрением; и если тем не менее новорожденные отличаются некоторый гиперметропией, то вследствие еще большей короткости глаза по оптической оси. Регуляция внутриглазного давления (офтальмотонуса) посредством выделения особой влаги и ее оттока через склерозный синус дополняется у человека некоторой (разумеется, меньшей, чем у ластоногих и дельфинов) выраженной способностью компенсировать перемены внешнего гидростатического давления на глаза наполнением кровью артериальных сосудов их задней камеры, ведущему к покраснению глаз от ныряния.

Необходимость выскабливать из раковины и пережевывать скользкое пружинистое тело моллюска, удерживать его и свободно перемещать во рту обусловила важнейшие одонтологические отличия гоминоидов от обезьян (которые давно служат признаками для определения вида и классификации ископаемых, но до сих пор не получили объяснения): утрату ставших помехой торчащих клыков; развитие лопаткообразности передних зубов, нужных для выскабливания содержимого раковины, откусывания и удерживания откушенного; увеличение количества бугорков на коренных зубах с четырех до пяти; замену режущих первых нижних премоляров на двухбугорчатые; дополнение движений челюстей вверх и вниз вращательными движениями; расположение зубов не по сторонам четырехугольника, а по дуге; выгнутость небного свода; плотное смыкание губ и затянутость полости рта щеками. В результате челюсть прибрежных обезьян стала короче и шире. Укорочение челюсти и расширение ее задних концов в стороны, а также выпрямление передних зубов и редукция жевательного аппарата и привели к развитию выступающего вперед носа и нижней передней части челюсти -подбородка. Последнее способствовало увеличению полости рта и более свободному движению в ней языка.

Губы человека отличаются большой подвижностью, укороченностью, толщиной и способностью плотно смыкаться, не пропуская в рот воду при плавании и нырянии. Другие сухопутные млекопитающие, чтобы не захлебнуться во время плавания, вынуждены держать голову высоко над водой.

В воде наяпитеки могли найти спасение и от тропических хищников, перед которыми первоначально, до появления у них оружия, они были бессильны даже в стаде. Их спасали береговые обрывы, перекаты, омуты, островки, утесы, прибрежные деревья, заросли тростника и осоки.

Отсутствие опасности степных и лесных пожаров избавило их от страха перед огнем, что стало предпосылкой его будущего освоения.

Именно в описанном гоминидном направлении намечаются некоторые морфологические изменения у экзотических теперь носатых обезьян семейства мартышкообразных: носачей, ринопитеков и симиасов - в Юго-Восточной Азии. Хотя они, разумеется, никак не относятся к предкам людей, обитают в лесах и большую часть времени проводят на деревьях, питаясь листьями и плодами, но в лесах болотистых и мангровых, и нередко ходят по топкой земле на задних лапах -и они у них вдвое больше передних с длинной плоской стопой; прекрасно ныряют, проплывая под водой до 12 метров, - и у них длинный нос, а тело малошерстное и жирное. Длинный хвост служит только рулем при прыжках на деревьях и не цепок. Похоже, близки к ним были ископаемые антропоморфные обезьяны, найденные в слоях верхнего миоцена Северной Италии, - прятавшиеся в заболоченных лесах, ореопитеки, размером с шимпанзе, с длинным черепом, выступающими носовыми костями и сочетанием некоторой способности к брахиации и двуногого хождения, - это 12 млн. лет назад!

Случаи охоты на крабов в устье рек отмечены у зеленых мартышек Южного Сенегала, хотя в основном они обитают и питаются на деревьях мангрового леса, а также у яванских макак (Масаса fascicularis) Индокитая, Малакки и Малайского архипелага, именуемых за это крабоедами. Иногда они используют для охоты даже камни.

Отношение длины кишечника к длине тела у человека равно 5,6, что соответствует питанию его предков преимущественно моллюсками и ракообразными, находясь как раз между такими показателями рыбоядных (4,5) и всеядных (6,8), но далеко отстоит от плотоядных (3,7), зерноядных (8,7) и тем более травоядных (15,1).

Как и другие наземные приматы, наяпитеки жили стадами и, надо полагать, такими же шумными. Громкие крики, визги, уханье, сопение, мяукание, хрюканье, рычание, лай и рев современных обезьян служит выражением их испуга, гнева, радости, нетерпения и других чувств, а также сигналами опасности, призыва и т.д. Однако, их небо низко и плоско, язык тонок, голосовые связки тоже тонки с неровными незакругленными краями (отчего голос резок и хрипл) и лишены вплетенных в них натягивающих мышц (m. thyreorytenoideus); таким образом, они не имеют физиологической базы для речи и пения. Но в высокой тропической траве и листве могут быть слышны именно такие резкие громкие крики. У наяпитеков же специфика их питания породила сравнительную легкость челюсти, подвижность языка и губ, звонкий резонатор ротовой полости, затянутой щеками, большие легкие пловца - биологические предпосылки будущего развития речи. Ее облегчала и хорошая акустика водной поверхности.

У самок наяпитеков волосы на голове стали гуще и крепче, поскольку, должно быть, служили не только укрытием от солнца, но еще постромками для младенцев: у обезьян маленькие детеныши висят на матери, вцепившись в ее шерсть. Видимо, этой полуводной жизнью наших предков объясняется удивительный феномен -обнаруженный в последние годы - способность человеческих младенцев начинать плавать даже раньше, чем ходить.

Даже такой, казалось бы, субъективный показатель, как улучшение самочувствия человека на берегах водоемов, его тяга отдыхать на побережьях, является еще одним свидетельством, что именно здесь прародина человека, его экологическая ниша, к которой физиологически наиболее приспособлен его организм.

К сожалению, в специальной экологической литературе вопрос об особой первоначальной экологической нише человека даже не ставится. Так, Дж.Уайнер исходит из того, что люди существуют в разнообразных условиях обитания, не замечая, что в разнообразные природные зоны от жарких пустынь до снежной арктики расселились современные люди, а это стало возможным лишь благодаря созданным их трудом искусственным средствам и условиям существования и поэтому его нельзя рассматривать как адаптацию биологическую, хотя морфофизиологическими наблюдениями над современным коренным населением различных природных зон: тропической, пустынной, умеренной, континентальной, высокогорной, арктической - установлена также определенная биологическая адаптация человека, которая охватывает как особенности физиологических процессов: кровяного давления, потоотделения, обмена веществ, содержание в крови гемоглобина, эритроцитов, холестерина, гамма-глобулиновой фракции белков, так и даже строение тела: рост, пропорции рук, ног, головы, мускульной массы; но и это биологическое приспособление человека является не первоначальным, а произошло позже и относится не просто к природе, а к соответствующим историко-географическим типам хозяйства и культуры.

Непосредственно к наяпитекам, развитым береговым обезьянам, думается, относятся ископаемые существа дошелльского слоя Олдувая (глубиной ниже 90 м, древностью около двух миллионов лет), которых их первооткрыватель английский антрополог Л.Лики (L.Leakey) чересчур оптимистично окрестил даже людьми -"человеком умелым" (homo habilis), или презинджантропом. В пользу наяпитековой интерпретации хабилисов говорят как их морфология, так и этология: значительный объем мозга, в среднем 650 см3 , большая длина ног, чем рук; сводчатость стопы, строение голеностопного сустава и таза, свободная балансировка головы на шее и другие признаки прямохождения; отсутствие на темени костного (саггитального) гребня и, значит, слабость жевательной мускулатуры; меньшая, чем даже у питекантропов, величина лица, челюсти и зубов; необычайно широкие фаланги пальцев, следовательно, сильные и цепкие кисти рук, способные к мощному зажиму галечных орудий. Россыпи оббитой гальки, горы раковин и остатков черепах, рыб, фламинго, водяных кроликов, лягушек и других водных животных, нахождение хабилисов в глинистых прослоях, образующихся в прибрежной зоне, окаменевшие корневища папирусов - все это недвусмысленно показывает, что нижнеолдувайские существа были обезьянами именно прибрежными, одним из видов наяпитеков, а судя по их дальнейшей эволюции, наблюдаемой в более высоких слоях Олдувая, - и предками людей.

О жизни наших наяпитековых предков на теплых побережьях свидетельствует и география находок древнейших ископаемых гоминоидов. Жаркий тропический или субтропический климат, холмистая саванна с отдельными кущами деревьев и кустарников, с речными и озерными долинами и скальными выходами - такими были ландшафт, климат, флора и фауна двух обнаруженных очагов возникновения человека в Восточной Африке и Восточной Азии. Это позволяет отважиться на предсказание подобных же очагов антропогенеза в Западной Азии и Южной Европе.



 
Баннер












Регистрация доменов

Зарегистрируй себе домен!
Имя:


defin.ru



Конвертер величин


Что конвертируем:сколько:
соответствует:

Посетители

Сейчас 46 гостей онлайн